Ирэна Морозова: Я верю в высокую нравственность цыган!

Навряд ли кто поспорит, что Рубина, бабушка Кармелиты – самый яркий образ в сериале. Красивая, статная, мудрая цыганка постоянно вытаскивает свою внучку из разных передряг. Она приходит ей на помощь в сложных ситуациях, воплощая в себе любовь, добро и истинное знание жизни и природы человека. Эту роль играет Ирэна Борисовна Морозова. Она является народной артисткой России, ведущей актрисой театра "Ромэн", которая сыграла на сцене десятки ролей, талантливый, многогранный человек. Ирэна Борисовна обаятельный человек и утонченная женщина. Но, наверное, мало кто догадывается, что вначале Морозова чуть не отказалась от роли, а теперь считает её судьбоносной. Об этом, а так же о многом другом рассказала нам Ирэна Борисовна.
- Ирэна Борисовна, зрители, которые смотрят сериал "Кармелита", наверняка знают Рубину как справедливую, мудрую и благородную женщину. Интересно, а как эта роль выглядит "изнутри"? - О, это особая роль для меня и чисто по-человечески она мне очень близка. Рубина, это ось земли, стержень, на котором всё держится. В сериале на неё возложена роль миссии: она должна сторожить добро, равновесие и следить, чтобы всё вокруг происходило по правде, по совести и по чести. Мне это сильно импонирует, ведь я сама стараюсь придерживаться этих же принципов. - Я слышала, что вы считаете роль Рубины судьбоносной? - Естественно, я её могла бы так назвать. Вы знаете, в жизни просто так ничего не случается. Раньше в моей жизни было не мало интересных театральных ролей, я выступала на телевидении, давала по всему миру концерты. Меня любили, принимали, но… как-то не так. Только сыграв эту роль, я поняла, в чём заключено истинное признание. Сериал "Кармелита" несет людям добро, именно этим он запал в душу многим зрителям. А вместе с тем и моя героиня. Ведь что удивительно: с недавнего времени узбеки, грузины, татары, стоит мне приехать на гастроли, летят со всех сторон, обнимают и говорят мне такие проникновенные слова, словно я живу с ними в одной деревне, в одной семье. Не так давно я давала в Новосибирске сольные концерты. Там было всё: хлеб-соль, красная дорожка, долгие овации, но когда дело дошло до автографов, то раздавала я их не столько от себя, как от лица моей героини, Рубины. Людская любовь к ней неимоверна. Или, к примеру, в Черкессии, где я выступала на площади, переполненной людьми. Они протягивали ко мне руки, своих детей, просили подержать их «на счастье», а затем… чуть было не стащили меня со сцены. Огородами пришлось выбираться (смеется). - Вы сразу поняли, что роль Рубины многообещающая? - Нет, что вы! Вначале я и не хотела её в таком виде. Но получилось так, что на одном из моих сольных концертов был продюсер этого сериала. Я понравилась ему, и он сделал предложение сыграть… 80-летнюю героиню! Но на меня это не произвело никакого впечатления. Продюсер тогда пошел на уступки: "Ладно, ей будет 60, и для вас мы сделаем любовную сцену. Принимайте предложение!" И я приняла. А потом началась насыщенная интересная жизнь и очень серьезная. Надо сказать, что мои домашние очень скептически отнеслись к этому моему согласию. Но в итоге получилось так, что эта роль стала едва ли не самой главной в моей жизни. Кем я только не была в театре: и Машей, и цыганкой Азой, и Дашей. Ролей было много, но все они как-то не касались сегодняшней цыганской жизни, а эта вот коснулась. Истинные цыгане, такие важные, приходили сниматься к нам и потом мне целовали руки. А у цыган ведь так не принято. - Для вас Рубина полностью выдуманный персонаж, или вы "равняетесь" на кого-то, когда играете? - В этот образ я постаралась вложить все положительные качества хороших людей, тех. которые мне встречались. Этот образ собирательный и этот образ абсолютно "мой". В первую очередь это, конечно, Евдокия Дмитриевна, моя бабушка. За всю свою жизнь из её уст я не слышала ни одного бранного слова. Когда я была совсем маленькой, то по соседству жила женщина – жуткая матерщинница, но очень добрый человек. И я отлично помню, какие слова ей говорила бабушка: "Пашенька, ну разве так можно? Как ты языку своему такое позволяешь?" Или ещё помню, когда была война, один очень больной человек, спустив штаны, стоял у столба. Долго стоял. Все собрались вокруг, хохотали. А бабушка моя подошла и одела ему штаны. Моя мать спросила тогда: "Зачем ты это сделала? Из твоих рук мы теперь есть не будем!". А бабушка отвечает: "над больными смеяться нельзя". Вот такие у неё были высокие принципы. И это может заслуживать лишь уважение. Все цыгане, каких я знаю, тоже имеют высочайшую культуру. - Боюсь, что с последним вашим утверждением могут не все согласиться… - Да, много плохого я слышу в отношении цыган. Существует некоторый стереотип, что каждый цыган, это аферист, вор и наркоман… Это ни так и это очень неприятно звучит. Это равносильно, что сказать – все русские пьянь. Ну, разве так можно?! Цыгане очень талантливый народ, который владеет уникальной способностью воздействовать на точки, где расположено у людей добро. Не могу сказать – может некоторым не везет, но те люди, которые встречались мне в моей жизни, и в кибитках, и в Москве, да где угодно, это очень порядочные люди. Во мне живёт вера, что у нашего народа есть высокая нравственность! - Рубина хорошая бабушка, а какая бабушка Ирэна Борисовна Морозова? - Я уже два раза мама и три раза бабушка. У меня два внука - Антон и Даша. Им сейчас по 10 лет, а третьему внуку, Родиону, уже три. Это очень славные ребятишки. Самый маленький живет сейчас со мной, а вместе мы все общаемся только летом, в каникулы. Антон прилетает из Америки, и мы целое лето живем на даче. С внуками бывает сложно, но очень интересно, и они все талантливые. Даша ходит в театральную студию, хорошо танцует. Антон и танцует, и поет, и рисует, да вдобавок ещё и машинами увлекается. Он вообще очень самостоятельным растёт, настоящий мужчина! Иногда на свои концерты я беру и внуков. Один раз, когда я выступала, они все высыпали на сцену и стали танцевать вместе со мной. Потом были очень удивлены, почему не объявили их. - А у вас таланты раскрылись рано? - Детство моё пришлось на военные годы, развитием и поиском талантов в то время ни кто не занимался. А началось у меня всё с трагедии. Эвакуировали нас в Казань, только мы приехали, усталые очень, а бабушка легла на чемоданчик со мной, где были деньги и документы, уснула - и украли всё. Бабушка сильно страдала, хотела даже повеситься: ведь война кругом, а у нас ничего не осталось. К счастью, в маминой сумке семейная фотография была, где папа стоял, одетый в военную форму, рядом я, мама и бабушка. Вот с этой фотографией мама в милицию ходила, и нам там давали временное пристанище. Я помню, как одно время мы в бане жили. Мамочка моя нигде не работала, и мы, вдвоём с бабушкой, брали сумку самодельную из клеенки, утром выходили из дома и шли на свадьбы, бывали и в госпиталях. Я вовсю плясала, пела, "Молодого коногона везли с разбитой головой" и "22 июня, ровно в 4 часа", чего я только не исполняла! За это нам давали картошку, яйца, хлеб. Эту "добычу" приносили домой, маме, она плакала, но жизнь потихоньку стала налаживаться. С тех пор меня звали артисткой. Вот с этим прозвищем мы и в Москву приехали. Меня на праздники стали приглашать, я на сцене выступала, "Бродягу" пела, и мне дарили цветы и мороженым угощали. Я знала, что я артистка, и профессии другой для себя уже не мыслила. Я видела, что люди плачут, когда я выступаю. Петь с душой меня учила мама, чтобы песня меня саму, в первую очередь, тронула, а потом и другого кого-нибудь. - Окончив школу, сразу пошли в ГИТИС? - Нет, вначале в ин-яз поступила, на факультет французского языка, но вскоре бросила и пошла в театр. Когда поступала в "Ромэн", то пела известную песню Ива Монтана на французском языке «Опавшие листья», а Николай Сличенко, молодой ещё, аккомпанировал мне на фортепьяно. Много позже, в ГИТИСе я окончила курс у Степановой, это, несмотря на то, что в то время была уже ведущей актрисой театра.

На правах рекламы:

заказ воды норинга в Москве

Вермикулит цена продажа